Взятие Берлина  

 В ходе последней крупной операции на немецкой земле Красная армия за 16 дней

                раздавила 100 гитлеровских дивизий

Берлинская операция не была самой трудной для советских войск. В 1945 году, когда все, вплоть до самых неопытных бойцов, понимали, что до конца войны осталось совсем немного, когда от врага была очищена практически вся родная земля, а советские войска, превосходя противника и по количеству и по качеству вооружения, стояли на подступах к логову Гитлера, воевалось, думается, все же легче, чем гибельным летом 41-го года или год спустя, когда приходилось сдавать врагу город за городом, область за областью. То, что операция, разработанная лучшими советскими полководцами, завершится успехом, сомнений ни у кого не возникало: ни в Москве, ни даже в продолжающем агонизировать Берлине, откуда фюрер продолжал слать директивы в штабы армий и именовать растерзанный бомбардировками и наводненный беженцами кусок Центральной Европы "империей".

                         Война и политика


 ЛИДЕРЫ СОЮЗНЫХ ДЕРЖАВ НА КОНФЕРЕНЦИИ В ЯЛТЕ, ФЕВРАЛЬ 1945 ГОДА.

 

Но несмотря на всю очевидность исхода Берлинской операции, накануне предстоящих боев военные аспекты уступили место политическим. Чем ближе был конец войны, тем больше внимания союзнические державы уделяли вопросу о послевоенном переустройстве мира. Грядущий крах Третьего рейха ставил перед СССР, США и Великобританией (на тот момент к ним уже присоединилась Франция) массу вопросов, которые если и были оговорены на Ялтинской конференции, все равно порождали настороженность и даже недоверие друг к другу. Командованию советских войск приходилось строить свои планы, сообразуясь не с удобством нынешних военных позиций, а с необходимостью придать побольше весомости аргументам Москвы в ходе ее будущих переговоров с союзниками. Именно поэтому на последнем этапе Великой Отечественной войны политические соображения подчас столь решительно вмешивались в оперативные замыслы советских военачальников.

Уже по этой причине, несмотря на победные настроения солдат и офицеров Красной армии, легкой прогулкой Берлинскую операцию назвать никак нельзя. Высокие ставки этого сражения сделали его одним из самых упорных и кровопролитных на Восточном фронте. Гитлеровцы защищали свой последний рубеж и терять им было нечего. К тому же немцами руководил не просто слепой фанатизм. Помимо собственно защиты столицы рейха, у них была еще одна важная цель - как можно дольше сдерживать наступление советских войск, чтобы большая часть территории Германии перешла под контроль союзников. Да и самих защитников Берлина больше привлекала перспектива оказаться в руках англо-американцев, чем попасть в русский плен. Такие взгляды повсеместно прививала и гитлеровская пропаганда, пусть и представлявшая британцев и янки чванливой деревенщиной, но не приписывавшая им сатанинской кровожадности, которой, по словам доктора Геббельса, отличались "большевистские славяно-татарские орды".

                На подступах к логову


             БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

 

К середине апреля армия нацистов, несмотря на трепку, которую вот уже два года устраивали ей на всех европейских фронтах, продолжала оставаться в весьма боеспособном состоянии. Численность вермахта оценивалась в 223 дивизии и бригады, из которых большинство, в том числе самые боеспособные, действовали на советско-германском фронте. Череда поражений и большие потери подорвали моральный дух немецких войск на фронте и населения в тылу, но до конца он сломлен не был.

 

На берлинском направлении немецко-фашистское командование сосредоточило крупную группировку в составе групп армий "Висла" и "Центр (всего около 1 миллиона человек, 10400 орудий и миномётов, 1530 танков и штурмовых орудий, свыше 3300 самолётов). На западных берегах рек Одер и Нейсе была создана глубоко эшелонированная оборона, включавшая одерско-нейсенский рубеж, состоявший из трех полос глубиной 20-40 километров, и Берлинский оборонительный район. Общая численность гарнизона Берлина превышала 200 тысяч человек. Для удобства управления войсками город был разбит на 9 секторов. Наиболее тщательно подготавливался центральный сектор, который охватывал основные государственные и административные учреждения, в том числе Рейхстаг и Имперскую канцелярию. Все оборонительные позиции соединялись между собой ходами сообщения. Для скрытного маневра силами и средствами широко использовалось метро.

Для наступления на берлинском направлении советское командование сосредоточило 19 общевойсковых (в том числе 2 польские), 4 танковые и 4 воздушные армии (2,5 миллиона человек, 41600 орудий и миномётов, 6250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 7500 самолетов). План операции состоял в том, чтобы нанести на широком фронте несколько мощных ударов, расчленить берлинскую группировку противника, окружить и уничтожить ее по частям. Главная роль при взятии Берлина отводилась армиям маршала Георгия Константиновича Жукова, командующего 1-м Белорусским фронтом. При этом в директивах Ставки не предусматривалась организация оперативно-тактического взаимодействия с 1-м Украинским (командующий маршал Иван Степанович Конев) и 2-м Белорусским фронтами (командующий Константин Константинович Рокоссовский). При прорыве одерско-нейсенского рубежа 1-й Белорусский фронт должен был наносить главный удар с небольшого плацдарма, наступать с открытым правым флангом, атаковать в лоб глубоко эшелонированную оборону противника.

Этот план пытались реализовать еще в феврале, однако тогда наступление не получилось - советское командование недооценило противника. В кровопролитных боях обе стороны понесли тяжелые потери, но немцам все же удалось остановить продвижение советских войск, перебросив на этот участок фронта дополнительные части.

Сделав ставку на молниеносный удар прямо в сердце гитлеровского рейха, чтобы опередить союзников и единолично покончить с фашистской Германией, Москва, как всегда в таких случаях, отодвинула на второй план вопрос о цене победы. Если бы можно было зажать немецкие войска, сконцентрированные вокруг Берлина, в "котел", расчленить их на части и уничтожить по-отдельности, не бросаясь на штурм хорошо укрепленных Зееловских высот, прикрывавших столицу рейха с востока, тогда советская армия избежала бы тех потерь, которые она понесла, стремясь во что бы то ни стало войти в город кратчайшим путем.

Но именно здесь оперативная целесообразность вынуждена была уступить политическим соображениям. Несмотря на считанные дни, выделенные Красной армии на взятие Берлина, союзные войска, двигавшиеся ускоренным маршем, вполне могли добраться туда раньше - на Западном фронте к тому времени немцы практически перестали сопротивляться, сдаваясь в плен целыми корпусами и дивизиями. Но, видимо, удар, нанесенный в январе немецкими танками в Арденнах, так подействовал на союзников, что даже при отсутствии сопротивления они соблюдали в Германии величайшую осторожность. А вот темпы наступления для советской армии в ходе Берлинской операции определялись следующие: для общевойсковых армий - 8-14 километров, для танковых - 30-37 километров в сутки.

  

                                            На Берлин!

16 апреля в 3 часа по местному времени началась авиационная и артиллерийская подготовка на участке 1-ого Белорусского и 1-ого Украинского фронтов. После ее окончания были включены 143 прожектора, и пехота, поддержанная танками, атаковала противника. Не встречая сильного сопротивления, она продвинулась на 1,5-2 километра. Однако чем ближе подходили наши войска, тем сильнее нарастало сопротивление противника.

 

                                 (Наши девчата-красавицы!)

С целью усиления натиска Жуков во второй половине дня ввел в сражение танковые армии. Их передовые отряды завершили прорыв первой полосы обороны. Однако, подойдя к Зееловским высотам, пехота и танки встретили неподавленную оборону противника. За первый день наступления войска фронта продвинулись всего на 3-8 километров и прорвать оборону на Зееловских высотах не смогли. Преждевременный ввод танковых объединений создал хаос в оперативном построении общевойсковых армий, вызвал нарушение их тыловых коммуникаций, неразбериху в управлении войсками.

 

Лишь к исходу 17 апреля войска фронта преодолели вторую полосу обороны. Через два дня был окончательно прорван одерский рубеж обороны немцев. В итоге четырехдневной ожесточенной борьбы войска 1-го Белорусского фронта продвинулись на глубину до 34 километро

Войска 1-го Украинского фронта, в свою очередь, к концу первого дня наступления продвинулись на 1-1,5 километра. Немцы начали отход за реку Шпрее, и маршал Конев 17 апреля отдал приказ войскам "на плечах противника" форсировать реку, чтобы "открыть безостановочный путь на Берлин". Учитывая заминку армий маршала Жукова и успех 1-го Украинского фронта, Ставка ВГК приняла решение об окружении города силами трех фронтов, что изначально планом операции не предусматривалось.

Несмотря на неослабевающее сопротивление противника, войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов решительно "вгрызались" в его оборону и, обходя укрепленные населенные пункты, приближались к Берлину. К исходу 21 апреля танковые армии 1-го Украинского фронта вышли к внешнему оборонительному рубежу немецкой столицы. В этот же день часть сил 1-го Белорусского фронта обошли Берлин и продолжили ускоренное продвижение в сторону Эльбы, где предполагалась встреча с войсками союзников.

Именно накануне решающего штурма Берлина между маршалами Жуковым и Коневым развернулось не совсем оправданное соревнование за право первому доложить Сталину о прорыве войск своего фронта в столицу Третьего рейха. По сути дела, командование фронтов требовало от войск идти вперед, не считаясь ни с какими потерями в живой силе и технике.

 

22 апреля в Имперской канцелярии состоялось последнее оперативное совещание германского верховного командования, на котором присутствовал Гитлер. Было принято решение снять с позиций на Эльбе 12-ю армию Вальтера Венка и направить ее на восток, навстречу войскам 9-й армии, наносившей удар по советским войскам, из района юго-восточнее Берлина. Стремясь задержать наступление 1-го Украинского фронта, немецкое командование предприняло контрудар из района Герлица в тыл ударной группировки советских войск. К 23 апреля немецкие войска вклинились в их расположение на 20 километров. Однако к исходу следующего дня продвижение противника было остановлено.

       

24 апреля войска 1-го Белорусского фронта соединились юго-восточнее Берлина с армиями 1-го Украинского фронта. Замкнулось кольцо окружения западнее города. В это же время в районе Торгау советские войска встретилась с американцами. Таким образом, берлинская группировка врага оказалась рассеченной на две изолированные группы: берлинскую и франкфуртско-губенскую.

   

На ликвидацию самой на тот момент сильной франкфуртско-губенской группировки немцев Красной Армии потребовалось пять дней - с 26 апреля по 2 мая. Противник сражался с отчаянием загнанного в угол зверя, перед которым вдруг замаячила надежда на спасение, поскольку, соединись они с армией Венка, у немцев появился бы коридор для ухода на Запад, прямо в плен американцам. После упорных боев в ночь на 29 апреля гитлеровцам удалось прорвать кольцо окружения советских войск на стыке двух фронтов. В результате они образовали коридор шириной до двух километров, через который начали отходить на запад к Луккенвальде. Но к исходу дня враг был остановлен, а его войска рассечены, окружены и к 1 мая уничтожены. На Запад прорвались считанные единицы.

Штурм собственно немецкой столицы также начался 26 апреля. Советские армии наносили удары по сходящимся направлениям к центру города. Бои шли днем и ночью. Они велись на земле, в подземных коммуникациях и в воздухе. На следующий день противник в Потсдаме был уничтожен, а в Берлине сжат в полосе шириной до 2-3 километров, растянувшейся с востока на запад еще на 16 километров.

Напряжение боев в Берлине нарастало по мере продвижения советских войск к центру города, к Рейхстагу и правительственным зданиям. Штурмовавшие Берлин армии имели заранее определенные полосы наступления, части и подразделения атаковали конкретные объекты - районы, улицы, здания и сооружения. Бои велись, как правило, штурмовыми группами и отрядами, составленными из подразделений всех родов войск; использовались танки, орудия прямой наводки, огнеметы и даже трофейные фаустпатроны.

О напряжении боев в Берлине сложно рассказывать, даже ознакомившись с воспоминаниями участников тех событий. Шел штурм самого настоящего логова - того города, откуда фашизм как чума распространился по всей Европе, где рождались самые безумные нацистские идеи и где каждый дом был вражеской крепостью. Весь город был насыщен оборонительными сооружениями - особенно были укреплены, как уже говорилось, Рейхсканцелярия и Рейхстаг. Сильный укрепрайон был создан в Тиргатен-парке. Гитлеровцы широко использовали танки и тяжелую артиллерию, без пощады превращая свою столицу в груду развалин. Предпринимались все меры для того, чтобы сдержать наступление советских войск - метро было затоплено, дома взрывались, чтобы перегородить улицы, и главное - до самого последнего момента людей гнали на убой, чтобы они держали оборону. По сути это было массовым самоубийством - поведение защитников Берлина можно сравнить, наверное, с японскими "камикадзе". Такое же отсутствие альтернативы - только смерть во имя фюрера, который и сам уже стоял на краю могилы.

 

К концу 28 апреля окруженная берлинская группировка была рассечена на три части. На следующий день вечером командующий обороной города генерал Вейдлинг представил Гитлеру план прорыва на запад, и Гитлер его утвердил. Осуществление прорыва было назначено на 30 апреля. Оптимизму этого человека можно только позавидовать, хотя, возможно, все дело в том, что в последние дни своей жизни, при виде того, как построенная им чудовищная империя рассыпается в прах под ударами советских войск, фюрер практически потерял способность трезво мыслить.

29 апреля начались бои за Рейхстаг, который обороняло около тысячи человек. За что сражались эти люди, понять трудно, но каждый этаж здания приходилось брать с боем. После ряда атак подразделения 171-й и 150-й стрелковых дивизий ворвались в здание. 30 апреля в 14 часов 25 минут сержанты Михаил Егоров и Мелитон Кантария водрузили над Рейхстагом Знамя Победы.

 

                    Флаг над Рейхстагом

 Взятие Рейхстага имело огромное политическое и моральное значение. Мужество, самоотверженность и героизм советских воинов активно пропагандировались в войсках, имена героев тех боев звучали в сводках Совинформбюро на всю страну. Да и сам вид главного здания нацизма, украшенного надписями советских солдат, пронесших от берегов Волги и Днепра всю свою ненависть к врагу и ликование по поводу победы, говорил всем и каждому - Третьий рейх раздавлен.

 

1 мая в 3 часа 50 минут на командный пункт 8-й гвардейской армии, которой командовал герой Сталинграда генерал Василий Иванович Чуйков, был доставлен начальник генерального штаба сухопутных сил вермахта генерал пехоты Кребс. Он заявил, что уполномочен вести переговоры о перемирии и сообщил о самоубийстве Гитлера. К Чуйкову для переговоров с Кребсом направился заместитель Жукова с приказом Сталина никаких переговоров, кроме как о безоговорочной капитуляции, ни с кем не вести. Сам Жуков поставил ультиматум: если до 10 часов не будет дано согласие на безоговорочную капитуляцию, советские войска нанесут такой удар, от которого в Берлине "не останется ничего, кроме развалин". Руководство гибнущего рейха медлило с ответом. Поэтому в 10 часов 40 минут советские войска открыли ураганный огонь по остаткам обороны в центре Берлина. К 18 часам стало известно, что враг отклонил требование о безоговорочной капитуляции. После этого начался последний штурм центральной части города, где находилась Имперская канцелярия.

 

Бой за этот объект продолжался всю ночь с 1 на 2 мая. Немцы предпринимали отчаянные попытки отбросить советских солдат, но все их контратаки были сорваны. К утру все помещения были очищены от врага: недалеко от входа в бункер канцелярии был обнаружен труп Геббельса, а в одной из комнат - тела его жены и шестерых детей. По свидетельству очевидцев, в здании было найдено также несколько трупов двойников Гитлера, но сами останки фюрера были обнаружены позднее.

Ночью 2 мая в 1 час 50 минут радиостанция штаба берлинской обороны передала на немецком и русском языках: "Высылаем своих парламентеров на мост Бисмарк-штрассе. Прекращаем военные действия". 2 мая заместитель министра пропаганды доктор Фриче обратился к советскому командованию с просьбой о разрешении выступить по радио с обращением к немецким войскам берлинского гарнизона о прекращении всякого сопротивления. К 15 часам 2 мая остатки берлинского гарнизона общим количеством более 134 тысяч человек сдались в плен.

                            Цена победы

После падения Берлина активные боевые действия велись по сути только в Чехословакии. На территории самой Германии лишь отдельные подразделения пытались даже не удержать советские войска, а пробиться на запад, чтобы сдаться союзникам. Несмотря на то, что назначенный Гитлером рейхсканцлером адмирал Карл Дениц продолжал выпускать распоряжении, призывающие немецких солдат не складывать оружие, сдача в плен приняла массовый характер.

Пропагандистская машина Геббельса сработала на славу: образ кровожадного дикаря, питающегося мясом немецких младенцев, надолго закрепился в умах подданных Третьего рейха.

         

 Конечно, полностью отрицать факты убийств мирных граждан, изнасилований немецких женщин и грабежа населения со стороны советских войск нельзя. Да и союзники зачастую вели себя на немецкой территории далеко не как освободители. Однако на войне как на войне, тем более что советским войскам, в отличие от американцев и англичан, практически до самого конца войны приходилось на каждом шагу преодолевать ожесточенное сопротивление. Причем в это сопротивление были вовлечены не только военнослужащие, но и мирные граждане, наспех вооруженные и напичканные гитлеровской идеологией. В ряды защитников Берлина встали и престарелые ветераны Первой мировой, и 14-летние мальчишки, вооруженные фауспатронами.

Этих немцев можно было понять и по-человечески пожалеть - перед ними стояли советские солдаты, превратившиеся благодаря геббельсовским росказням в орду каннибалов, а за спиной - военно-полевые суды, которые вплоть до самых последних часов войны продолжали выносить смертные приговоры за дезертирство. Более того, в своей ненависти ко всему советскому Гитлер распорядился превратить в кладбище всю Германию. По его приказу отступающие войска повсюду применяли тактику "выжженной земли", оставляя за собой разрушения, голод и смерть.

 

                 ( Подписание Акта безоговорочной капитуляции.)

О том, что сопротивление гитлеровцев в ходе Берлинской операции было в полном смысле этого слова отчаянным, говорит и тот факт, что потери советских войск в ней составили 361367 человек убитыми и ранеными (безвозвратные потери - 81 тысяча). А среднесуточные потери (15712 человек) были даже выше, чем во время Сталинградской или Курской битвы. Впрочем, тут сыграло свою роль и стремление советской Ставки, в первую очередь маршала Жукова, во что бы то ни стало взять Берлин в кратчайшие сроки.


                              ИТОГИ БЕРЛИНСКОЙ ОПЕРАЦИИ

В ходе Берлинской операции советские войска полностью разгромили 70 пехотных, 12 танковых и 11 моторизованных дивизий противника, взяли в плен около 480 тысяч человек. Только в полосе действия войск 1-го Белорусского фронта за период с 16 апреля по 9 мая вермахт потерял 218691 человека убитыми и 250534 человека пленными. За этот же период уничтожено и захвачено 1806 танков и штурмовых орудий, 12680 орудий и минометов, огромное количество других трофеев.


О тяжелых потерях советских войск, пытавшихся продавить оборону на подступах к Берлину, знал и противник. Заминка в наступлении на Зееловские высоты вызвала большую радость в ставке германского командования. Гитлер с воодушевлением воскликнул: "Мы отбили этот удар. Под Берлином русские потерпят самое кровавое поражение, какое только вообще может быть!". Фюрер, как обычно, оказался плохим провидцем, но нельзя отрицать, что Берлин был взят по-настоящему дорогой ценой, даже если учесть стремительные темпы продвижения советских войск и силу противостоявшего им противника - как-никак всего за 16 дней Красная Армия разгромила около сотни вражеских дивизий, которые не сдавались в плен, а пытались отчаянно сопротивляться.

Но эта цена была заплачена за взятие главного оплота нацизма, а значит - за победу в Великой Отечественной войне. 9 мая в 0:43 по московскому времени генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, а также представители немецких ВМС, имевшие соответствующие полномочия от Деница, подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Блестяще проведенная операция вкупе с мужеством советских солдат и офицеров, которые бились за прекращение четырехлетнего кошмара войны, привели к закономерному итогу: Победе.


            Петр Бологов


       URL: http://vip.lenta.ru/topic/victory/berlin.htm

       Коментарии:

Сейчас снова разгораются споры о том, действительно ли нужно было посылать на смерть сотни тысяч русских солдат, для взятия Берлина и поднятия флага над Рейхстагом? Ведь достаточно было немного потерпеть и осаждённый город здался бы...
Или всёже Сталин был прав. Он обаснованно погубил множество солдат, чтобы союзники первыми не вошли в Берлин и не считались победителями во Второй Мировой?
Интересо будет узнать ваше мнение. Я считаю, что Сталин поступил правильно.


ЭТО БЫЛА НЕ ПРИХОТЬ СТАЛИНА, А НЕОБХОДИМОСТЬ УНИЧТОЖЕНИЕ ФАШИЗМА КАК РАКОВУЮ ОПУХОЛЬ НА НАШЕЙ МАТУШКЕ ЗЕМЛЕ.ДА И ВЕСЬ НАШ СОВЕТСКИЙ НАРОД ВОЕВАЛ НЕ ЗА СТАЛИНА А ЗА СВОЮ РОДИНУ.ТОЛЬКО ТЕПЕРЬ ОБИДНО ЧТО ТАКИЕ ПОЛИТИКИ КАК ГОРБАЧОВ,ЕЛЬЦЫН И ИМ ПОДОБНЫЕ ПРОСРАЛИ НАШИ ПОБЕДЫ!!!!!!!!

                           <<<<<<

 

free counter
free counter










Яндекс.Погода. . .
. Я в контакте


+7905-627-4180

Rambler's Top100
admin    Создание сайтов в Туле